Хайдар Бедретдинов: впечатления татарина, впервые побывавшего на исторической родине своих предков

 

С непрерывными угощениями горячими блюдами национальной кухни в приготовлении Гульсины, встреча в Союзе писателей Татарстана. Всего не перечесть – сколько ещё авто и пеших прогулок по городу, который огромен: одних мостов с дамбами – 4, станций метро – 7., население - 1 млн. 300 тыс., 55 мечетей и 27 церквей, 2 синагоги. Католический костёл и храм всех религий. Неожиданно – какие знаменитые уроженцы и жители Казани: Державин, Бутлеров, Лобачевский, Шаляпин, Бауман, Баратынский, Чуйков, Горький («Мои университеты), Толстой («Юность», «После бала»), студент Ульянов, художники Васильевы 19-ого и 20-ого веков. Само собой - все великие деятели культуры Татарстана. В танковом училище Казани в 30-е годы учился будущий маршал Гудериан. В городе сохранены названия районов: Советский, Кировский, названия улиц: Дзержинского, Чапаева, Бичурина (председателя КГБ республики), Мусина (1 секретаря горкома партии), памятник Ленину – на центральной площади города. Надписи на магазинах и тексты в музеях – на 2-х языках. Невозможно всё перечислить – впечатления переполняют, усталость физическая жуткая. Но огромный энергетический и духовный заряд, который ещё предстоит осмыслить. Размотать и поделиться с вами. А принимавшим нас дай, Аллах, здоровья, долгих лет безбедной и насыщенной добрыми деяньями и впечатленьями жизни!

 
 

 ЛУЧЕЗАРНАЯ КАЗАНЬ

 
 

 С нас беря восторгов дань,

 Радостно встречает рань

 Светлым ликом, добрым делом

 Обновлённая Казань.

 
 

 Как завет от предков дан –

 Пробуждающий азан:

 Призывает деловую

 И духовную Казань.

 
 

 Самолёты, корабли,

 Поездов, гостей прилив –

 Всех приветствуют с почётом

 Минареты Кул Шариф.

 
 

Верит смеху и слезам,

 Для душевных ран – бальзам,

 Привечает, утешает

 Милосердная Казань.

 
 

 Выпало за тыщу лет

 Сколько радостей и бед!

 То ль Восток здесь, то ли Запад

 Ищут мудрецы ответ.

 
 

 Хоть те дни и далеки,

 Но порою у реки

 Слышен, говорят, ночами

 С башни плач Сюембеки.

 
 

 Учат чистоты азам

 Воды озера Кабан,

 Украшают, отражают

 Величавую Казань.

 
 
 

Вот уже сто с лишним лет

 Сирота, шакирд, поэт

 Будоражит нас стихами –

 В каждом сердце его след.

 
 

 Месяц вышел – алтын ай:

 «Добрый город, засыпай!»

 Мягкой поступью в ичигах

 Ночь приходит, как бабай.

 
 

 Не поверю я глазам,

 Как приснится вновь Казань:

 Сколько здесь сокровищ разных

 И красот открыл Сезам!

 

 

Не верится, что в Казани у наших замечательных друзей Рустэма и Гульсины мы были всего три дня, т.к. когда мы делимся впечатлениями, многие говорят, что мы рассказываем о двухнедельном туре как минимум. Мы слишком долго собирались в Казань, и пришлось добирать пропущенное предыдущей жизнью.

 

Впечатление от Казани не совпало с ожидаемым. Его трудно классифицировать и привязать к образам других городов, виденных нами. Вдобавок он весь находится в новостройках. Такого масштаба мы не видели нигде. Строятся одновременно целые районы со стотысячным населением (а это не Москва. Во всей Казани – 1 млн.300 тыс.). реконструируются полностью сразу несколько улиц и по коммуникациям. И по покрытию, и по строениям. Реконструируются сразу несколько мостов через реку Казанку. При этом вполне привычные нам пробки, но для них это временно, поэтому они удивительно спокойно к ним относятся. Сносятся целые кварталы ветхого (чтоб не сказать хуже) жилья. Заодно, конечно, и прилегающие к ним палисады. Всё это связано с предстоящей в 2013 году всемирной универсиадой в Казани – спортивной столице России. В Казани долго сохранялись старые деревянные дома даже в нашу эпоху Черёмушек. И теперь идёт переселение не из хрущоб, а из трущоб. Конечно, многим старикам жалко прежнего облика Казани, но жить в старом жилье без условий уже невозможно. Люди мягки и доброжелательны, отвечают на том языке, на котором к ним обращаешься, никакой нацкичливости. Исторически Казань была заселена давно разными народами – от Европы до Азии и Кавказа, так что вопрос толерантности тут не стоял никогда. И, тем не менее, самобытность культуры видна, но не навязывается. Обратил внимание на молодых (и не только) девушек. Одеты современно, но никаких голых, извиняюсь, пупков и юбок выше попы. Много музыки, песен. Народ поющий. В музее Г.Тукая пел хор самодеятельный – прямо Бурановские бабушки (кстати, это недалеко, и народные культуры вплоть до национальных костюмов очень схожи). В кофейнях и чайных можно перекусить национальными пирожками самой разной начинки формы и названий – вкусно, недорого и безопасно. Уличных ларьков с антисанитарной едой нет.

 

В голове ещё много чего крутится, но не всё поддаётся изложению, вдобавок основные усилия я направляю на то, чтобы дописать наработки стихов о Казани, пока свежи биоритмы этого благословенного места в душе.

 
 

 СКАЗАНЬЕ О КАЗАНИ

 
 
 

Душевность ощутив Казани,

 Поэтом станет и прозаик.

 Азану внемля поутру,

 Рука потянется к перу.

 
 

 Какие имена дерзали,

 Найдя судьбу свою в Казани!

 И мировой величины

 Огни средь этих звёзд видны.

 
 

 Какие улицы в Казани

 Несут о городе сказанья!

 Названья сохраняют след

 Строений, коих уже нет.

 
 

 Слободки дряхлые Казани

 Жить новостройкам приказали.

 Грустим, но радостна глазам

 Всё ж обновлённая Казань.

 
 

 Узоры на домах Казани –

 Как будто бабушки вязанье.

 Присутствует, но не кричит

 Восточный мягкий колорит.

 
 

 Какие девушки в Казани!

 Для стариков, нас – наказанье:

 Уж так порой взволнуют грудь –

 Эх, как бы молодость вернуть!

 
 

 Сбылось ли предков предсказанье

 О лучшей доле для Казани?

 Его за спорт, труды, уют

 Столицей третьею зовут.

 
 

 Года, омытые слезами,

 Давно - в истории Казани.

 И нынче для живущих всех

 Есть песня и счастливый смех.

 
 

 Хоть будет трудным расставанье

 С такой пленительной Казанью,

 Надеюсь я на встречу вновь

 С местами, где взошла любовь.

 
Благодаря Рустэму и Гульсине мне посчастливилось побывать в музее Тукая и на его могиле.

Габдулла Тукай – классик татарской литературы, основоположник татарского литературного языка. При открытии памятника ему в Москве посол Турции отметил, что его творчество почитаемо в Турции и оказало большое влияние на развитие турецкой литературы. Глава Турции Ататюрк использовал опыт Тукая при реформировании турецкого языка в части очищения его от арабизмов и фарсизмов, пришедших вместе с исламом. К сожалению, Тукай прожил всего 27 лет, как Лермонтов. Но успел столько, сколько иные и за долгую жизнь не сумели: только прижизненных изданий – 35. Это невообразимо (уж я-то это знаю), если учесть, что и компьютеров не было, и денег у него не было на переписчиков и секретарей, и богатых спонсоров тоже. Но раз издавали, значит поэзия его была востребована, причём не для элиты, а для простого народа. Он круглый сирота с 2-х лет, мыкался по чужим людям, деревням и городам, учился в медресе – духовном училище, освоил турецкий, арабский, персидский, перевёл Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Кольцова, европейских поэтов, написал целый цикл стихов для детей, много публицистики, поэмы. Работал в редакциях и наборщиком, и корректором, редактором, но в первую очередь журналистом. Время – революция 1905 года. Он автор многих публицистических статей с надеждой на социальные перемены для НАРОДА. У него – ни семьи, ни дома. Всё время в работе, чтоб было на что жить. Проживал в гостинице. Чтобы столько выдать при его нагрузке, надо было писать сразу набело под диктовку небес. Он просто сжёг себя в своём творчестве. Какой организм это выдержит.

 

Стихотворение ДОРОГА К ТУКАЮ я сознательно написал в ритм размере его стихотворения ПАРА ЛОШАДЕЙ, где он – шакирд – учащийся медресе - описывает момент первого приезда в Казань. Всех чувств и впечатлений не передашь. Может, стихи донесут хотя бы моё состояние от встречи с ним.

 

У меня уже подготовлены отчёты №№ 4 и 5. Всего за эту трёхдневную поездку я написал 6 стихотворений – такого в моей жизни не было. А может быть, там особые благословенные места? Следующие отчёты пошлю только тем, кто хоть как-то отреагировал на предыдущие: остальным, видимо, это не интересно, а в пустоту и равнодушным я слать не хочу.

 

 ДОРОГА К ТУКАЮ

 
 

 Хоть давно стремлюсь в Казань я,

 Не доеду, не дойду.

 Обрести мечтая знанья,

 Встречи я с Тукаем жду.

 
 

 Начат путь мой с колыбельной,

 Нынче я – уже седой.

 Но  его стихи сумели

 Мне сберечь язык родной.

 
 

 Побывал умом в Кырлае,

 С Шурале давно знаком.

 Сквозь года я шёл к Тукаю

 Песнями его влеком.

 

 Как паломник, поклониться

 Жаждал я святым местам:

 Моё сердце не смирится,

 Не побыл покуда там.

 
 

 Но, наверное, известно

 Лишь Аллаху одному

 Ехать мне за новой песней

 Было рано - почему.

 
 

 Вот – окрестности Казани

 Показались вдалеке.

 В памяти встаёт сказанье

 О слезах Сюембике.

 
 

 Так же вглядывался жадно

 В даль неясную шакирд,

 От судьбы не ожидая,

 Что он будет знаменит.

 
 

 Жизнь – короткая, как искры.

 Тороплюсь – скорей, скорей!

 Мчат меня по рельсам быстро

 Пара тысяч лошадей.

 
 

 У МОГИЛЫ ТУКАЯ

 
 

 Нам никогда, наверно, не измерить,

 Насколько скорбным был его уход.

 Ничем невосполнимую потерю

 Понёс мой обездоленный народ.

 
 

 Такою яркой и короткой жизнью,

 Похожей на падучую звезду,

 Он осветил все чаянья Отчизны:

 Печаль и радость, счастье и беду.

 
 

 Страдая, торопя себя до пота,

 Отдал народу силы все свои –

 В сиротстве, в выживании, в работе,

 Без ласки, без вниманья, без семьи.

 
 

 Как юноша проведал наши души?

 Как даже старикам он дал урок?

 Наверное, народу был он нужен

 Как жадно ожидаемый Пророк.

 
 

 Язык чистейший подарил нам гений:

 Луч света – из любой его строки.

 Уже сменилось столько поколений,

 Но все они – его ученики.

 
 

Стихов живых  нас согревает пламя,

 Высокий  дух поэта, мастерство.

 Сто лет назад его не стало с нами –

 Сто лет так не хватает нам его!

 

Нам фантастически повезло с гидом по Казани: нас водил выпускник исторического факультета Казанского университета, кандидат исторических наук и просто увлечённый человек историей Казани, и не только – Рустэм Бадретдинович Гайнетдинов. Он сыпал датами, эпохами, событиями, эмоциями, оценками, сравнениями. При этом мы вживую видели эти исторические места, и история оживала на наших глазах и в наших душах. Он поводил нас по кремлю, по университету. Я побывал в мемориальной аудитории Лобачевского, студента Ульянова – посидел за его партой.  В 19 веке университет в Казани был единственным во всём Поволжье и Урале, поэтому был притягательным центром для людей, тянущихся к просвещению и культуре. В Казани творили Вишневский (мазь Вишневского), академик Бутлеров – потомок голландца Бутлера, служившего ещё при Иване Грозном, Бауман, Шаляпин, Лев Толстой, Державин, Баратынский, Горький, который назвал Казань своей духовной родиной – «МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ» и «НА ДНЕ» – это из Казани. Художник Иван Шишкин родился в Елабуге (200 км от Казани). Его картины «Корабельная роща», «Сосны во ржи», «Утро в лесу» (Мишки) и другие – это всё окрестности Елабуги. А женат он был на сестре художника Васильева, друга Репина, с которым они путешествовали по Волге («Бурлаки на Волге»), в Казани же творил Васильев 20-ого века. В 1835 году, опять же немец, Фукс на основе архивных документов написал историю Казани. Через несколько лет, в 1842 году во время страшного пожара в Кремле архив полностью сгорел. Так что благодаря Фуксу мы знаем до пожарную историю города. Разумеется, тут родились и творили видные татарские деятели культуры: драматург и основатель татарского театра Карим Тинчурин, первый профессиональный композитор классической музыки Салих Сайдашев, автор музыки к балету Шурале - Фарит Яруллин, поэт-антифашист, Герой Советского Союза Муса Джалиль, написавший в тюремных застенках легендарные «Моабитские тетради» и  казнённый немцами в берлинской тюрьме Плётцензее, и многие-многие другие мастера слова, кисти и музыки. О поэте Габдулле Тукае я уже писал отдельно.

 
 

ЗВЁЗДЫ КАЗАНИ

 
 

 Словно стёжки – мосты над Казанкой

 Вновь сшивают разрывы времён.

 Как сердца сразу тысячи Данко,

 Здесь блистает плеяда имён.

 
 

 Лобачевский, Шаляпин и Горький,

 Ленин, Бутлеров, Бауман, Тукай

 Возвышали деяньями город,

 Прославляли талантливый край.

 
 

 Драматурги, певцы, живописцы,

 Музыканты, поэты, врачи…

 Над Казанью сияют их лица,

 Словно звёзды на небе в ночи.

 
 

 Сколько сделано ими открытий

 И приложено к мыслям трудов!

 В день сегодняшний тянутся нити

 Их терзаний, их чувств и умов.

 
 

Сыновья всех народов России

 И иных чужедальних сторон

 Свою светлую лепту вносили,

 Ради будущих лучших времён.

 
 

 И стоит над Казанкой, над Волгой

 Многих наций могучий замес:

 Город древний, характером вольный,

 Город добрых надежд  и чудес.

 

 
Конечно, за неполных три дня мы не смогли познакомиться со всеми достопримечательностями и музеями Казани. У добродушных наших хозяев Рустэма и Гульсины было желание показать нам ещё и древний Булгар – столицу Булгарского царства. И Елабугу - древнюю столицу, герб которой со змеем-драконом перешёл на герб Казани и даже на герб Каширы, когда ею управляли при И.Грозном Казанские ханы, и Тукаевский Кырлай, воспетый им в сказке о Шурале.

 

Мы даже не сумели посмотреть шикарное Казанское метро и многого другого. Но мы пообщались с людьми. Прислушались к их речи и сердцам, присмотрелись к характеру, нашли много общего. В своё время Екатерина Вторая лично приехала в Казань, чтобы разобраться, почему так много татар приняли участие в восстании Пугачёва, сделала выводы и разрешила уравнять в правах верующих обеих конфессий. Разрешила строить в Казани мечети. При Петре 1 Азовский флот строился из дубов и сосен этого края, при нём же безвозвратно были отправлены на строительство Питера и там сгинули в тяжелейших условиях 300 тыс. мастеровых.

 

В центре города, украшая его, появились великолепные, прямо-таки дворцовые здания в стиле 19 века. Это построили жильё нефтяники, чтобы облик города был достойным. Почти в центре на набережной в красивом месте неожиданно - коттеджный посёлок (около 70 особняков), который был построен для проведения саммита глав государств мира – он нужен был на одну ночь. А потом эти дома передали достойным людям республики, и большей частью нефтяникам – кормильцам-золотовалютчикам Татарстана. И это справедливо!

 
 

КАЗАНСКИЕ МОТИВЫ

 
 

 Много странствуя по миру,

 Отдавал красотам дань.

 Нынче мне тальянка  - лирой,

 Напевает про Казань.

 
 

 Повидал чудес немало,

 Как в восточной сказке, здесь.

 Звуки мудрого намаза

 Слушал, как о предках песнь.

 
 

 На Казанском небосводе

 Украшением страны

 Имена горят, как звёзды

 Мировой величины.

 
 

 Люди трудятся ударно,

 Ускоряя этим жизнь.

 Говорят: «Один татарин,

 В две шеренги становись!»

 
 

 Я – простой московский парень –

 Родословной не скрывал,

 Но насколько я – татарин

 О себе и сам не знал.

 
 

 Оказалось, очень близки –

 И того никак не скрыть –

 И характер наш игристый,

 И желанье подшутить.

 
 

 Ведь не зря ж у юмориста

 Слышен тонкий наш намёк –

 Если строится небыстро:

 «Кирпич бар, а раствор ёк.»

 
 

 Хоть по-детски и наивны

 Остаются до седин,

 Старики – по речи видно –

 Каждый в чём-то – Насреддин.

 
 

 Могут в шутку мне недаром

 Так с подколкою сказать,

 Что московские татары –

 Каждый – сам себе Казань…

 
 

 Нас встречали так желанно,

 Не жалея сил и сна

 Патриоты Татарстана

 И Рустэм и Гульсина.

 
 

 Никакой загран.Макдональдс

 Не накормит вкусно так,

 Как в Казани хлебосольной –

 Эчпэчмак, бэлиш, чак-чак!

 
 

 Песни слышатся повсюду,

 Пляски, дружный хоровод.

 Счастье в этом доме будет,

 Если весь народ поёт.

 
 

 Удивляешься: неужто

 Каждый день здесь – сабантуй?

 С переборами частушки –

 По-татарски – «кэска кюй»:

 
 

 Светят звёзды в синем небе,

 На Казань лишь смотрят вниз:

 Ведь и Путин, и Медведев

 В тюбетейках родились.

 

 И ещё такая новость:

 Очень древний манускрипт

 Говорит, что Казанова

 Из Казани был джигит.

 
 

 Здесь впервые путь и дали

 Покорились почтарям:

 Сколько лошадь пробегала

 За один день – там и ям.

 
 

 В тех местах сменялись кони,

 Набирались люди сил,

 И смотритель станционный

 Байки Пушкину травил.

 
 

 Мне бы лётную погоду

 Да свободных пару дней:

 Только раз сменить подводу,

 Ну, а там – уже Сидней.


 

 Я Казань открыть пытался,

 Путешествия любя,

 Но теперь, как оказалось,

 Что открыл здесь сам себя.

 

 

 

Хайдар Бедретдинов,

 Казань-Москва, сентябрь 2012 г.

 

 
Copyright © 2006 — 2013 Татары Санкт-Петербурга и Ленинградской области
info@spbtatarlar.ru

Яндекс.Метрика


zzzz